RuGrad.eu

08 , 06:37
$62,94
+ 0,03
65,90
-0,21
14,05
-0,04
Cannot find 'reflekto_single' template with page ''
Меню ГОРОД НОВОСТИ КОНЦЕРТЫ ВЕЧЕРИНКИ СПЕКТАКЛИ ВЫСТАВКИ ДЕТЯМ СПОРТ ФЕСТИВАЛИ ДРУГОЕ ПРОЕКТЫ МЕСТА
«Прямая аналогия с сортиром»

«Прямая аналогия с сортиром»

24 ноября 2022

Архитектурно-градостроительный совет раскритиковал решения по арт-объектам у Музея янтаря. В решении по билетным кассам даже усмотрели сходство с общественным туалетом. Проект представлял архитектор Владимир Панифедов, который также занимался проектом благоустройства острова Канта. 


Один из арт-объектов Музея янтаря планируется разместить неподалеку от центрального входа в культурное учреждение, где сейчас находится автомобильная стоянка. «Мы предлагаем убрать стоянку от главного входа. На ее месте разместить павильон. Заказчиком была поставлена задача расположить кассы, но с учетом того, что у нас в фортификационном сооружении находится музей, мы хотели бы со стороны площади Василевского обозначить музей именно арт-объектом», — сообщил Владимир Панифедов.

С северной стороны башни «Дона» проектировщики предлагают провести «регенерацию исторически сложившегося ландшафта», обозначить обзорные места и установить инклюз — второй арт-объект на данной территории. «С [их] помощью мы создаем ощущение арт-пространства, обозначаем, что это Музей янтаря», — заявил Владимир Панифедов.

Анонсированный архитектором инклюз по сути представляет собой имитацию гиперболизированного янтарного самородка. Причем устроен арт-объект таким образом, что посетители смогут попадать внутрь инсталляции. «Она светопрозрачная, из металлической решетки с гранями. Представляет собой образ янтаря. Имеет массу интересных ракурсов как изнутри, так и на сам этот объект», — прокомментировал архитектор.



Проектировщики отразили в своей презентации пешеходное пространство неподалеку от крепостного рва. Панифедов подчеркнул, что оно отражает полукруглую форму водоема. Также обещаны малые архитектурные формы «в виде длинной скамьи» и некие индивидуальные поворотные кресла. Запроектирована возможность видеомэппинга и других визуальных эффектов на фасаде башни «Дона».

Перед авторами проекта ставилась задача сделать из музейных касс заметный арт-объект посреди полностью общественного пространства без всяких парковок. Рассказывая о форме нового павильона, Панифедов подчеркнул, что на изображении представлена «спиралевидная стена из стеклоблока». 

Предложенные проектировщиками решения с арт-объектами вызвали неоднозначную реакцию у членов градостроительного совета. Архитектора Олега Васютина интересовало, что происходит с условным посетителем площадки, когда он попадает внутрь имитации янтарного самородка.

«Находясь внутри этого объекта, он может смотреть на водную гладь Верхнего озера либо на весь исторический ландшафт вокруг фортификационного сооружения. Находясь внутри, он сам с собой для всех остальных будет представлять образ инклюза...», — попытался объяснить Владимир Панифедов.

«То есть ничего не происходит. Ясно», — сделал вывод Васютин.

Архитектор Олег Копылов намекнул на избыточное количество парковок, которые предусматривает новый проект вблизи Верхнего озера. 

«Мы посмотрели, какая парковка сейчас только для персонала музея, и добавили к этому возможное количество гостевых парковок. Это точно не перебор», — парировал докладчик, отметив, что в пиковые моменты посетители музея могут, напротив, столкнуться с дефицитом пространства для автомобилей. «Но земельные границы, которые у нас есть, мы использовали максимально», — подчеркнул он.

У Копылова также возникли вопросы по форме павильона для касс. После демонстрации «спиралевидной стены из стеклоблока» архитектор спросил, как туда заходить. Панифедов заверил, что предусмотрено 2 входа. «Там будет написано, что это кассы», — попытался он парировать вопрос о том, как публика Музея янтаря вообще догадается о функционале арт-объекта.

«Вход напоминает, извините, общественный туалет», — остался недоволен Копылов.

«Мы когда вырабатывали решение, это было первое условие: чтобы не было похоже на общественный туалет. И на тебе!» — расстроился Панифедов. Копылов в ответ заявил, что «за такую стеночку всегда заходят люди. Это было всегда». 

«Это не стеночка! Это арт-объект! Я еще раз отсылаю к тому, что это будет всё светиться! Это последнее место, куда вы пойдете с такой мыслью!» — стал терять самообладание докладчик.



У архитектора Сергея Гулевского были вопросы к тому, как теперь публика из туристических автобусов будет попадать, собственно, в музей. Панифедов подчеркнул, что маршрут для таких посетителей предусмотрен «через павильоны сувенирной продукции» и через крепостную стенку у Верхнего озера. 

«Правой рукой чешем левое ухо», — тоже остался недоволен ответом Гулевский.

Впрочем, у предложенной модели логистики нашлись защитники. Министр градостроительной политики Вера Касьянова заявила, что инклюз «будет хорош, только пока он новый и чистый», а потом «нужно его постоянно мыть», иначе имитация самородка потеряет свою привлекательность в качестве фотозоны. Фактически это означает, что на музей ляжет бремя по содержанию арт-объекта. «Качество материалов должно быть соответствующее», — подчеркнула министр, отметив, что ей арт-объект все-таки кажется «инородным на фоне музея».

Резюмируя итоги обсуждения, с критикой арт-объектов снова выступил Гулевский, подчеркнувший, что в целом солидарен с мнением Олега Копылова по поводу билетных касс. «Прямая аналогия с сортиром либо с раздевалкой на пляже», — заявил архитектор, рассуждая об инородности этого элемента для исторического пространства перед башней «Дона».

Претензии возникли и по поводу другого арт-объекта. «То же самое могу сказать об этом куске янтаря. Люди там будут как законсервированные инклюзы. Помните, как Григорян привез нам оперный театр и убеждал, что это большой янтарь. Мы ему говорим, что это похоже на желтую кучу… "Нет, а я вижу так". Тут примерно такая же история», — отметил архитектор, предложив проектировщикам «переосмыслить» концепцию.

В завершение обсуждения в защиту арт-объектов всё-таки решил высказаться Олег Копылов, заявивший, что это «ценная вещь».«Инклюз мне очень нравится. Считаю, что хорошая находка», — смягчился архитектор, спасая ситуацию.



Главный архитектор области Евгений Костромин, подводя итоги совета, констатировал, что по поводу арт-объектов мнение сложилось неоднозначное. В результате градсовет решил одобрить концепцию в плане решений, связанных с благоустройством в северной части перед башней «Дона». Концепцию у входной группы архитекторы посоветовали «переосмыслить» и предложить другие решения по павильонам с кассами во избежание неприятных ассоциаций.


Фото: презентация проекта на градостроительном совете


Поделиться в соцсетях