«Руководители медучреждения должны соблюдать этику»

Фото: Telegram-канал Калининградского областного суда

Увольнение Евгения Любивого привело к проверке в БСМП и увольнению начальника отдела кадров. Репортаж RUGRAD.


В минувшую пятницу, 21 июня, Центральный районный суд завершил рассмотрение дела по иску Евгения Любивого к минздраву о восстановлении на работе в связи с увольнением.

В начале заседания бывший главврач БСМП попросил приобщить к материалам дела детализацию звонков начальника отдела кадров больницы Екатерины Бориной.

«Это номер начальника отдела кадров Ветошко Вадима Петровича — в 11:30, подчеркнуто. Это подтверждает то, что звонок состоялся и было сообщено о моем нахождении на больничном в стационаре», — заключил он.

Заместитель министра здравоохранения Анна Попова, представляющая сторону ответчика, возразила, что это номер другого человека. «Номер принадлежит лицу, имеющему охраняемый законом статус, — федеральному судье, поэтому звонок не совершался на телефон сотрудника министерства. Данный документ не является доказательством и не может быть приобщен к материалам дела. Согласие от владельца номера телефона для обсуждения данного вопроса не получено», — резюмировала она.

Также экс-главврач потребовал привлечь к участию в заседании представителя регионального отделения Социального фонда. «В прошлом судебном заседании ответчик утверждал, что я в стационаре не находился. Моя история болезни была по странному стечению обстоятельств направлена в Москву на повторную экспертизу, поэтому хочу привлечь третье лицо», — пояснил он, добавив, что сотрудник фонда сможет подтвердить факт лечения. И замминистра, и прокурор выступили против. Судья приняла их сторону, отметив, что иск не затрагивает права и обязанности данной организации.



Далее Любивый ходатайствовал о вызове свидетелей — врачей-неврологов БСМП Александра Ворнакова и Валерии Крищюнайте, которые могут подтвердить факт его нахождения в стационаре. Замминистра заявила, что свидетели не имеют отношения к делу, но судья решила их выслушать.

В свою очередь, представитель БСМП попросила приобщить к делу ряд документов. Изучая их, Любивый заявил, что не понимает, почему была уволена начальник отдела кадров Екатерина Борина. «Здесь есть фраза, на которую я хочу получить ответы: "Указанный приказ об увольнении с 0,25 ставки был подписан действующим главным врачом Любивым". <...> То есть я сам подписал приказ? А где он, этот приказ?» — поинтересовался бывший врач. Представитель больницы ответила, что в настоящее время в учреждении проводится проверка.

«Мы будем допрашивать свидетелей, которые пояснят, что Борина, злоупотребляя правом, давала в суде заведомо ложные показания. При этом она самостоятельно внесла сведения о наличии приказа об увольнении с 0,25 ставки, изготовила приказ, подписала его у руководителя медорганизации, действовавшего на тот момент, внесла указанные сведения в базу "1С", на основании которого производился окончательный расчет. Спрашивать, почему она так сделала и куда она дела приказ, вам надо у Бориной. В настоящий момент медицинская организация ведет проверку относительно утраты либо уничтожения начальником отдела кадров документов. Если это просто утрата или ненадлежащее исполнение своих трудовых обязанностей, либо уничтожение этого приказа, то это, соответственно, объясняет поведение Бориной, которая незамедлительно после судебного заседания обратилась в администрацию БСМП с заявлением об увольнении по собственному желанию», — сделала выводы замминистра.

«Странно. На суде у нее не было признаков, что она хочет уйти по собственному желанию, — парировал Любивый. — Наверное, после вашего приезда в больницу и прессинга, который вы оказывали…», — попытался он продолжить свою мысль, но ответчик потребовала призвать экс-врача к порядку.



Судья снова уточнила, связывает ли Любивый свое увольнение с публикацией в СМИ по поводу охоты на Куршской косе. Он ответил утвердительно, добавив, что других логических объяснений не находит.

«Вы в обоснование своей мысли везде пишете о дискриминации. Скажите, пожалуйста, в чем выразилась дискриминация, по какому признаку? По возрастному, по профессиональному? По какому признаку вы полагаете, что в отношении вас при увольнении было применена дискриминации? Что вы вкладываете в это понятие?» — спросила Попова.

«Я считаю, что мои профессиональные качества не имели отношения к данной публикации, и они не могут являться основанием для увольнения, поэтому считаю действия дискриминацией», — ответил Любивый.

«То есть вы не понимаете различия понятий "дискриминация" и "дискредитация"? Для вас это одно и то же, правильно понимаю?» — уточнила замминистра.

«Я не филолог. Я объясняю то, как я это понимаю», — отрезал бывший врач.

Попова в свою очередь подчеркнула, что при заключении трудового договора Любивый добровольно согласился с условиями, которые предусматривают его увольнение по инициативе работодателя. Замминистра назвала его исковые требования надуманными и добавила, что руководитель медицинской организации — лицо публичное, поэтому должен следить за своими действиями.

«Даже его личная жизнь в любом случае отражается на репутации, авторитете учреждения здравоохранения, которое является одним из крупнейших в субъекте. Поэтому руководители, конечно, должны соблюдать этику, вести себя соответственно, не давать никаких поводов компрометировать медицинскую организацию», — заметила она. Попова также добавила, что на момент увольнения о публикации в СМИ руководству известно не было, а решение принималось по другим основаниям. По ее словам, на ситуацию в большей степени повлияло значительное количество жалоб, которое росло с каждым годом.



«В общем и целом, объем негатива, накопившийся у пациентов, заваливающих жалобами министерство, в свою очередь, сыграл соответствующую роль. В том числе поступали жалобы не только от пациентов, но и от сотрудников медицинских организаций. Количество жалоб составило 700. Это большой процент», — сообщила она.

Представитель БСМП согласилась с выводами замминистра.

«Работодателем для вас является минздрав. Причины увольнения озвучивает минздрав. Я, лишь только исходя из ваших пояснений, не вижу каких-либо оснований для того, что в отношении вас была применена дискриминация. Вы говорите о том, что все связано только с публикацией, но работодатель опровергает ваши доводы», — обратилась она к Любивому.

Практически все свидетели с обеих сторон были опрошены без присутствия слушателей: в ходе заседания обсуждалось состояние здоровья экс-главврача. Прения сторон по этой же причине тоже прошли за закрытыми дверями.

По итогам почти 5-часового судебного заседания Евгению Любивому в удовлетворении исковых требований было отказано. Решение суда первой инстанции может быть обжаловано.


Текст: Марина Блохинова
Фото: RUGRAD, областной суд