«Возможности нашего экрана во множество раз превышают московские эксперименты»

Гендиректор и соучредитель «Дворника» Арсений Махлов о проекте видеоэкранов на остановках и непредсказуемых чиновниках, о требующих подтверждения болтах из «Бауцентра», уроне от мобилизации и масштабировании бизнеса в 10 раз.


* Предупреждение о возможном конфликте интересов: Арсений Махлов также является издателем портала RUGRAD



«С нуля разработали операционную систему»


— Что можно считать стартовой точкой проекта?

— В 2016 году я завершил свою работу депутата городского совета Калининграда. И несмотря на то, что абсолютное большинство жителей округа высказывали свое желание, чтобы я продолжил работать депутатом и даже, более того, были массовые коллективные обращения людей с просьбой выдвинуться на следующий выборы, для себя принял решение больше не продолжать политическую деятельность.

Я понимал, что хочу заняться новым направлением, несмотря на то, что газета «Дворник» ещё выходила массовым тиражом. Но уже было совершенно очевидно, что бумажный носитель как таковой является стремительно умирающим продуктом. Кроме того, происходила глобальная трансформация мировой журналистики.

Тогда родились первые идеи «уличного телевидения», назовем его так. Изначально мы думали о том, чтобы сделать умные домофоны, которые бы не просто узнавали жильцов конкретного дома, не просто вели бы какую-то видеозапись, но и одновременно могли бы сообщать жителям о любых связанных с этим домом событиях. То есть это должен был быть относительно небольшой экран на каждом подъезде. Домофон узнает жильца и сообщает ему, что для него есть несколько персонифицированных сообщений: какие-то там платежки, запросы, информация управляющих компаний и др. Определенная новостная повестка. Эта идея, на мой взгляд, до сих пор не мертвая, она просто никем не реализована.


— Понятно ли, как на этом зарабатывать?

— Да, и рекламные возможности и востребованность до сих пор остаются. Другое дело, что проект по-настоящему эффективного городского носителя требует огромного количества ресурсов и вложений. Родилась следующая идея, которую впервые озвучил один из читателей портала RUGRAD в комментарии под статьей «Дворник» как сверхсоциальная сеть». Почему бы не начать с меньшего по количеству, но с не меньшего по масштабу проекта установки видеоэкранов на остановках городского транспорта? То есть на точках, где стекаются люди, где они проводят какое-то время в ожидании транспорта и т. д.

Мы эту идею подхватили и начали делать уличный смартфон, компьютер, если угодно, и различные системы взаимодействия с людьми в городском пространстве. Что такое система взаимодействия с людьми? Это, условно говоря, тачскрин-экран, который может реагировать на касание людей. Забегая чуть вперед, я могу сказать, что все наши сегодняшние экраны оборудованы тачскрином, просто мы ещё не запустили сервисы для его использования. Так вот, начиная с тачскрина и заканчивая различными датчиками, которыми оборудована наша панель: датчики шума, освещенности, загрязнения окружающей среды, температуры и разные другие, — всё это позволяет нам через электронный инструмент буквально интерактивно взаимодействовать с людьми, окружающей средой и т. д.

Более того, каждая панель оборудована передающими сигнал в систему «Безопасный город» камерами наружного наблюдения, позволяющими анализировать поведение людей на остановках.


— Звучит как большая задача.

— Она оказалась очень объемной и очень сложной, потому что наш экран находится в неблагоприятной среде: вода, снег, солнце, пыль, грязь и прочие составляющие городской среды воздействуют на экраны. Поэтому компьютерная система сама по себе и изображающий элемент должны быть с достаточной степенью защиты от внешнего воздействия. 

Кроме того, мы сразу же пошли по пути создания своего продукта. Речь идет об инженерном продукте собственного калининградского изготовления и одновременно программном продукте собственного калининградского изготовления. На сегодняшний день после более чем 5 лет непрерывной работы мы подошли к промышленной модели нашего экрана.

На первом этапе в 2020 году мы поставили наши умные панели на первые 12 остановок. Это были самые первые и самые сырые наши панели. Если внешне они практически не отличаются от сегодняшних панелей, которые являются уже промышленным образцом, но внутренне это абсолютно разные вещи. Понятно, что люди воспринимают в первую очередь картинку на экране. И если картинка одна и та же, то, собственно, качество самого телевизора, который вам эту картинку показывает, не очень принципиально. То же самое и здесь, а сами по себе экраны значительно отличаются. 


— Какие преимущества у новых панелей, которые вы сегодня ставите на остановках в Калининграде?

— Они существенно более защищены от солнечного света от перегреваний, от каких-либо ошибок и тому подобного. Мы с нуля разработали операционную систему, которую все время дорабатываем, в которой появляются не только новые элементы, но и устраняются ошибки, приводящие к зависанию картинок и т. д. По сути, мы всё время изобретаем велосипед. На первых порах у нас были какие-то коллеги, конкуренты, хотя в России было совсем немного людей, которые занимались развитием в этом направлении, но они все говорили, что мы на самом деле выбрали путь изобретения велосипеда: «Давайте поедем в Китай, там всё купим, установим и всё всех устроит». 

Но, идя своим путем, мы на сегодняшний момент получили продукт существенно превышающий по качеству выпускаемые в мире аналоги, не побоюсь этого сравнения. Так, например, сегодня в Москве на остановках начали ставить экраны. Это выполненные по совершенно другой технологии, значительно более простые Led-панели. Возможности нашего экрана не просто во множество раз, а на порядок превышают те эксперименты, которые запускаются в столице. Аналоги в Китае, в Америке, в Европе по тем или иным показателям отстают или не способны выполнять те функции, которые выполняют наши экраны.

Вот вроде бы простая вещь — расписание прибывающего транспорта, но для каждой остановки расписание своё. Оно строго индивидуально. И те же самые московские панели на остановках в обозримом будущем не смогут выполнять эту функцию. Они смогут просто показывать одну какую-то скорее всего рекламную картинку. У нас панель получается непрерывно живет в режиме города, потому что информация о прибытии общественного транспорта уточняется с частотой раз в минуту. 



— Знаю, что к расписанию на остановках есть как минимум вопросы.

— В этом нет нашей вины. В начале работы мы разработали свой алгоритм по движению общественного транспорта, который был непосредственно привязан к находящемуся в автобусе маячку ГЛОНАСС. Точность нашего алгоритма была такова, что ошибка не превышала 1 минуты на любой остановке города, погрешность была в районе 42–43 секунд. 

Однако в администрации Калининграда пошли на взаимодействие с одним из операторов, оценивающих движение общественного транспорта. Насколько я понимаю, этот оператор освоил алгоритм оценки точности, который базируется во многом не столько на физическом движении автобуса или трамвая, сколько на соответствии расписанию движения того или иного транспортного средства. Поэтому в случае, если с транспортным средством случается какая-либо непредвиденная ситуация на дороге, а по расписанию оно должно двигаться с определенной скоростью, проходить определенные точки в соответствии с расписанием, то возникает ошибка. 

Наш алгоритм был совершенно другим, но мы не могли бы его дальше применять, потому что именно через горадминистрацию идет взаимодействие с теми самыми маячками ГЛОНАССа. Когда между нами поставили «прокладку», выдающую уже готовый ответ, то мы стали вынуждены на наших экранах транслировать то, что нам предлагают.




«Калининградская область — очень конечный регион»


— После установки всех экранов в Калининграде куда двигаться дальше?

— Компания «Дворник» получила от города в аренду 47 остановок общественного транспорта, к которым подведена электроэнергия. Имея промышленную модель подобного экрана, мы должны решить первоочередную задачу — установить экраны на всех этих остановках. До конца лета этого года мы планируем, что все 47 остановок в Калининграде будут обеспечены экранами.

Первый более менее значимый эффект мы начнем получать сейчас, когда установим эти 47 остановок. Тогда система умных панелей начнет работать как единое средство массовой информации.

Умные панели как готовый продукт мы пока не рекламировали и не продвигали, потому что при той или иной степени сырости продукта продвижение могло повредить. Мы могли получить отрицательные отзывы о некачественных результатах работы и т. д. Сейчас, когда мы говорим о полностью завершенной промышленной модели, мы начинаем постепенно переходить к продвижению. 

Востребованность российской транспортной системы в подобного рода остановках невероятна. Речь идет об объемах производства даже не десятков тысяч экранов. Мы долго взвешивали, анализировали различные экономические обстоятельства, цифры, деньги, выбирая тот регион, где было бы правильнее всего разместить производство подобного рода. Несмотря на всем понятные сложности, связанные с пересечением границы, длительными сроками доставки грузов, со стоимостью перевозки, доставки и всего остального, определенные преимущества сохраняются у Калининграда как особой экономической зоны — территории с особым таможенным режимом. Когда мы ведем речь о высокотехнологичном оборудовании с высокой стоимостью, то эти преимущества становятся очевидны.


— То есть вы планируете развивать производственную площадку именно в Калининградской области?

— Да. Учитывая, что объем инвестиций в данное направление существенно превышает требуемые для регистрации резидента Калининградской ОЭЗ. Думаю, что мы в ближайшее время зарегистрируем нашу компанию в качестве резидента.

Я общался с несколькими руководителями российских регионов, которым презентовал проект, показывал какие-то видеозаписи, картинки и встретил чрезвычайную заинтересованность в том, чтобы мы приходили в другие города в другие регионы и т. д. На сегодняшний день есть несколько предварительных договоренностей, которые мы обрабатываем. Ждем очень больших объемов, но говорить лучше о свершившемся. По одному из контрактов мы начали работу, находимся на стадии предварительного изготовления пробной партии. Надеюсь, что по итогам года уже мы расскажем о каких-то успехах.



— Какие инвестиции и сроки окупаемости проекта?

— Себестоимость одного экрана в сегодняшних ценах составляет порядка 1 млн руб. и зависит от «внутренней начинки» каждого конкретного экрана. Общие инвестиции с учетом научно-конструкторских разработок составляют от 100 млн руб. При полной рекламной загрузке конкретный экран реально окупить за 1 год, при сегодняшнем уровне размещения — в срок до 3 лет.


— 47 экранов на остановках для Калининграда — это потолок? Областной центр развивается, появляются новые остановки в новых районах.

— В Калининграде не менее 100 остановок городского транспорта интересны с точки зрения установки экранов.


— Что тогда является сдерживающим фактором?

— Наличие электроэнергии. 47 остановок, о которых мы говорили, были подключены к энергосетям в связи с проведением чемпионата мира по футболу. Как только мы говорим про какой-то новый объект, то он нуждается в том, чтобы были проведены довольно значительные работы по прокладке электросетей, в том числе подземные. Безусловно, с коммерческой точки зрения подобные работы очень трудно окупаемы на рекламе. Кроме того, если говорить о центре города, то различные разрешительные документы на земляные работы под зданиями, сооружениями и т. д. требуют огромного времени по каждому конкретному объекту.



— Экраны с умными панелями могут появиться в других городах региона?

— Для нас, безусловно, очень интересно охватить основные города Калининградской области, установить экраны на главных остановках, параллельно с калининградскими. Сейчас занимаемся этой задачей. Здесь можно говорить о том, что этот проект является не столько бизнесом, сколько социальным продуктом. Очень рассчитываю, что власти, и областные, и муниципальные, заинтересованы в том, чтобы подобные остановки были оборудованы не только в Калининграде, но и для начала в ближайших к нему городах. В первую очередь речь о Гурьевске, Светлом, дальше Балтийск, Зеленоградск, Светлогорск и Янтарный. После чего на восток — Черняховск и другие города.

Такие планы у нас есть, но Калининградская область — очень конечный регион с точки зрения требуемого количества подобных экранов. Ориентироваться только на нее в создании предприятия невозможно, поэтому, безусловно, основной рынок будет российским.


— Каково это — развивать столь высокотехнологичное производство при таких турбулентных внешних условиях?

— Понятно, что все последние события никак не добавляют скорости в развитии и соблюдении производственных планов и т. д. Хотя первые 5 лет у нас был непрерывный этап научно-конструкторской разработки буквально по каждому крупному элементу этого уличного компьютера. 

Мы его перепридумывали, переизобретали сами. Несколько коллективов возникали и распадались, потому что это была трудная, большая и нетипичная задача для Калининградской области. Все-таки в Калининграде не так много инженерных кадров, как, например, в Казани или в Нижнем Новгороде, не говорю уже про Москву. Всё это приводило к задержкам, срывам и т. д. Но самый большой урон нанесла мобилизация. Из 12 работавших над проектом программистов 9 рванули через Верхний Ларс (погранпереход на границе РФ и Грузии. — Прим. ред.). Несмотря на то, что, будучи программистами и находясь во всех необходимых реестрах, они были защищены от призыва.


Экран для электрической заправочной станции полностью разработан и произведен в Калининграде

«Регион загоняют в невыгодность производственных процессов»


— Что вы сами как руководитель считаете самым большим вызовом и самой большой угрозой для проекта?

— Зависимость проекта от воли и поведения чиновников в самом широком смысле. Зачастую у них трудно определимая мотивация, которая приводит к непредсказуемым решениям. Приведу пример, относительно недавно в районе «Рыбной деревни» администрация Калининграда установила информационные панели для туристов, прекрасно зная о наличии нашего производства на территории Калининградской области. Муниципальные чиновники действовали в не очень понятных конкурсных процедурах, объединив в одном техническом задании экраны и установку лавок. Горадминистрация буквально отдала установку этих экранов ПАО «Мегафон», заказавшему их, скорее всего, в Китае. Сами экраны не обладают даже половиной возможностей в сравнении с нашими. Работа с этими экранами пока выглядит бессистемной как с точки зрения содержания, так и инженерии.

Почему городские власти пошли этим путем, для меня до сих пор остается загадкой. Я уже не говорю про общую стоимость каждого из объектов. То есть конкурсную документацию составили таким образом, что, например, мы в ней участвовать не могли, потому что разыгрывался не только собственно сам по себе экран, но и определенные земляные и прочие работы, требующие специальных лицензий и т. д. и т. п. Стоимость каждого из этих телевизоров вместе с этими работами обошлась городскому бюджету в среднем в 6 млн руб. На мой взгляд, это довольно существенные деньги, если мы говорим о конкретном объекте и всё можно было сделать, спроектировать, спланировать и подготовить существенно с более хорошими результатами.

Это касается всего проекта. Эта непредсказуемость самая, пожалуй, тяжелая в этом проекте.



— Как с этим быть?

— Никак. Надо жить, доказывать, работать, убеждать в том, что ты производишь действительно нужный продукт. Как крайний вариант всегда остается возможность уехать от тех чиновников, которые работают неэффективно в те регионы, где чиновники работают более эффективно в данном направлении. Вот учитывая, что ещё раз говорю, что это направление совершенно не развито, а потенциальных остановок в России огромное количество.

Например, если предел на всю Калининградскую область составляет порядка 200 остановок. То только Ростовская область нуждается в 1,8 тыс. А есть еще Краснодарский край, Татарстан, Московская, Ленинградская, Нижегородская области и т. д. Это просто огромные объемы и тот рынок, на котором хватит всем места. Сколько бы не возникло сейчас конкурентов у нас, допустим, в России, вряд ли кто-то из них способен производить более 1 тыс. готовых объектов в год.


— Что еще мешает?

— Иногда создается впечатление, что Калининградскую область осознанно загоняют в максимальную невыгодность производственных процессов на территории региона. Мало того, что калининградские товары из-за транспортных расходов теряют конкурентные преимущества в сравнении с российским производителями. Дополнительно к этому для калининградских товаров появляются административные ограничения таможни.

Множество раз различные калининградские предприниматели-производственники говорили о том, что выход груза на пароме без заходов в какие-либо иностранные порты не должен рассматриваться как выход товаров за пределы России. Несмотря на то, что паром идет по нейтральным водам, однако же, этот очевидный фактор никого не интересует. Поэтому, чтобы наши уличные компьютеры могли продаваться на территории Российской Федерации, они должны перед погрузкой на паром пройти сложнейшие таможенные процедуры. Региональная торгово-промышленная палата должна подтвердить калининградское происхождение нашего изделия. В КТПП не просто анализируют весь технический процесс, чтобы сертифицировать производство в Калининграде, также анализируются все составные части наших изделий, уже по факту их изготовления.



— Аналогичная процедура действует и для других производств в Калининградской области.

— Наш экран — это не только компьютер, корпус, стекло, но это еще и краска, болты и прочие мелкие изделия, для каждого из которых должна быть бумажка о происхождении этого продукта. Мало того, что мы, например, имеем чек, что болты приобретены в «Бауцентре». Нет, мы должны получить от «Бауцентра» бумагу о том, откуда эти болты вообще взялись. То же самое касается каждой детали, каждого элемента нашего экрана, который, безусловно, является сложным техническим продуктом и содержит в себе огромное количество различных запчастей.

Получается, что вывод каждой партии — это огромная работа, которая зачастую невозможна к исполнению. Никто же не заставит условный «Бауцентр» давать вам подтверждение, процедура никак не прописана, а для них это может быть коммерческая тайна.

В производстве стекол для наших экранов мы сотрудничали с одной калининградской компанией. Она прекратила деятельность на территории региона, ликвидировав юридическое лицо. Следовательно, мы никак физически не можем получить подтверждение на стекла, произведенные из базовых комплектующих. Стекло — это сложный объект, который в общей сложности состоит из 16 различных элементов, на каждый из которых нужно иметь свидетельство о происхождении.



«10 аналогичных Калининграду проектов реальны»


— На экранах среди прочего транслируется контент калининградских блогеров. Зачем?

— Мы начали работать с блогерами, они уже доказали эффективность в умении взаимодействовать с аудиторией в социальных сетях, работать с кадром, картинкой, людьми, аудиторией. Перенос их в реальную жизнь, в реальное пространство — такой своеобразный интересный эксперимент. Возможно, он породит какие-то начальные черты и основы для будущего уличного телевидения, но никак не будет законченной моделью.

В идеальной схеме я вижу наш проект как такой уличный Instagram*. За счет сверхтехнологичности наших экранов на них есть возможность изменения контента буквально нажатием одной-двух клавиш. Эта сверхтехнологичность приводит к тому, что коммерческая цена размещения на экранах крайне низкая. День проката 15-секундного ролика в Калининграде обходится в 150 руб. Подобная цена позволяет вовлекать в продукт не только крупных рекламодателей, целые категории малого бизнеса при достаточной насыщенности экранов на остановках смогут размещаться на них прямо в своем локальном районе. Это цена становится интересной для парикмахеров, для учителей иностранных языков, для цветочного магазина, для кафе, для магазина одежды и для всего-всего-всего остального.

Я бы хотел, чтобы это стало в определенной степени народным продуктом. Потому что все эти телевизоры, все эти программы, всё остальное делается не само по себе как самоцель, а чтобы транслировать создаваемый людьми контент. Понятно, что в Калининграде это будет один контент, в Нижнем Новгороде — другой, а в условном Ростове-на-Дону — третий.



— Каким вы видите развитие проекта через год?

— Хотелось бы выполнять объем заказов на 1 тыс. экранов с их производством и дальнейшим обслуживанием. Но, признаюсь честно, буду доволен и 500 — так как при масштабировании бизнеса получаются 10 аналогичных Калининграду проектов, и это реально. 

В доске, а мы называем с самого начала проекта наши экраны досками, 80 % нашего собственного производства, а 20 % — это базовые элементы, которые мы привозим в основном из Китая, хотя могли бы привозить откуда угодно, если бы не санкции. Но качество китайских элементов нас вполне устраивает. 

Калининград в значительной степени оказывал влияние на весь российский бизнес и до сих пор оказывает. Не случайно ведь Калининградская область — регион с хорошей репутацией для развития новых бизнесов. Будем стараться, чтобы так стало и с нашим проектом.


Интервью: Никита Кузьмин
Фото, видео: RUGRAD


* Социальная сеть, признанная в России экстремистской по решению суда; запрещена и заблокирована в РФ.


(Голосов: 12, Рейтинг: 3.88)